Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

теория шторма

03:44 

Грейс Корстен
Ничто не может отнять меня у меня.
ты хранишь что-то месяцами, обещая никогда не показывать. а потом необходимость подумать об участии в лит.вечере взрывает к чертям все твои папки с именными метками.



Пиджак на двух пуговицах


Ее звали Реми. Было ли это имя ее псевдонимом? Едва ли. В ней было слишком много заграничной важности и утонченности, дерзости и холодности, чтобы так думать. Для Америки это слишком холодно.

К сожалению, Реми не отличалась особенной красотой. Во всяком случае, не такой, чтобы можно было назвать ее черные волосы «локонами цвета воронова крыла» или «иссиня-черными прядями». Ее глаза не были так проникновенны, пронзительно чисты, уж тем более они не были теплыми. Я вообще плохо помню, какого цвета были ее глаза, – свет в этом баре всегда был тусклым, и если падал на ее лицо, то так, что различить можно было лишь очертания: нос с горбинкой, тонкие губы, часто растянутые то ли в страдальческой, то ли в маниакальной улыбке.

Реми никогда не надевала платьев, что неизменно разочаровывало завсегдатаев бара. Быть может, в этом был ее замысел – меньше вырезов, больше шансов добраться до отеля живой. Вместо этого она надевала брючные костюмы, впрочем, пиджак которых был лишь на двух пуговицах. Часто за ним скрывалась лишь однотонная облегающая майка.

Черный цвет, вообще, был ее девизом, ее лейтмотивом каждого вечера. В черном цвете были рефрены песен, которые она напевала, выходя из бара за полночь. Черный позволял ей растворяться в ночи раньше, чем я успевал достать свою камеру. Такой же черной была ее душа, я полагаю, но пока я видел только Реми. Реми и ее саксофон, блики света на котором приковывали мое внимание.

Лучше бы я украл его и сбежал. Лучше бы я хотел от нее только музыкальный инструмент, хотя и стоил он не больше двух сотен. Но, так или иначе, я хотел от Реми все, что только могла в ней сочетать Вселенная. И за это я ненавидел их двоих и себя заодно.

Мужчины постоянно говорили ей: «Реми, ты сегодня классно играла». Или: «Реми, прокатись со мной до магазина. Я знаю, где можно купить чехол для твоего друга». Иногда бывали и более прозрачные предложения: «Реми, где ты сегодня ночуешь?». Моя девочка всегда смеялась им в лицо и отвечала, что слишком умна для них всех. Эта схема работала.

Какую роль я сыграл в ее истории, если никогда не пытался подойти к ней? Я знал. Я знал каждую минуту ее жизни: где она была утром, сколько кубиков льда было в чае, который она выпила за обедом, и на каком сиденье своей машины она будет спать после выступления. Я знал о ней ровно столько, сколько раз щелкнул затвором камеры. В полиции скажут, что это было преследование, что я сумасшедший, что я сексуальный маньяк. И мне будет очень смешно. Так же смешно, как бывало Реми.

Реми была кочевницей. Ей не доставало денег и азарта, чтобы быть путешественницей, певицей или чьей-то мечтой. Поэтому она садилась в свой пикап, уезжала на неделю из Висконсина и играла там на заправках, в барах, иногда ее приглашали в клубы. Реми была полна не то чтобы больших, но все же весомых надежд на то, что однажды у нее под сиденьем скопится достаточно денег, чтобы больше никогда не возвращаться в этот грязный душой и улицами штат. Ну а пока она просто играла каждый вечер на саксофоне в баре в Уэст-Эллисе, а я сидел в левом углу у сцены и пытался растянуть стакан виски «Джеймсон» (слишком дорогой для меня) до закрытия. Рядом на столе лежал фотоаппарат, блокнот и карандаш. При большом желании я мог сойти за журналиста местной газеты. Наверное, ей и всем этим пьяницам так и казалось. Ведь как иначе объяснить то, что иногда кто-то из них подсаживался рядом со мной, ставил рядом еще стакан и хриплым от перегара голосом говорил:

- Джек, вот расскажи мне, что произошло в этом городишке, пока я лежал в грязи?

Конечно, меня звали не Джек. Я Джозеф примерно с того момента, как переехал в этот штат. Это где-то в Виргинии или Далласе меня могли звать Джеком. Но вообще я бросил свою собаку и паспорт по дороге из Чикаго, где с детства меня именовали Расселом. Словом, на Джозефе можно было бы и закончить, но раз уж я так много сказал о Реми, грех не вспомнить и о себе, пока я еще помню.

@темы: при участии Красновой, моя Гренландия останется ждать тебя, Грейс и ее печатная машинка

URL
Комментарии
2016-01-28 в 15:42 

Alexandra_fuar
Это так зацепило, что я листала вниз до конца в надежде, что есть продолжение.
Правда, чудесно написано.

2016-01-28 в 21:15 

Грейс Корстен
Ничто не может отнять меня у меня.
Alexandra_fuar, я не чувствую себя готовой дописывать его уже год, но, знаете, все может быть.

URL
   

главная