Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

теория шторма

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
22:25 

lock Доступ к записи ограничен

Ничто не может отнять меня у меня.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:05 

Ничто не может отнять меня у меня.
Танк, які заўсёды ведае, што мне трэба.


Набыў ракушку.
Цяпер я - не самотны.
Гавару з морам.
1994

@темы: стихи, паштоўкі ад мертвых птушак

01:35 

из стихов, которые не выйдут в эфир

Ничто не может отнять меня у меня.
Снова будет осечка. Снова не выстрелит, и я выдохну: Дейзи подобных нет.
Птицей дрожащей, актрисой плохой, пропащей
быть сегодня подле нее. В огне.
Д. оставляет ромашки чужим могилам.
Д. оставляет ромашки
мне.

(с) L.Krasnova

@темы: при участии Красновой, моя Гренландия останется ждать тебя, Грейс и ее печатная машинка, стихи

00:57 

Ничто не может отнять меня у меня.
чтобы заметить, как начинается непорядок, необязательно быть учёным.
Хьюстон, у нас проблема: третьи сутки подряд горизонт остаётся чёрным.


Чтобы понять, как я себя чувствую, достаточно потереть в ладонях лепесток. Измятый, с прожилками-складками и рваными краями. Ни пришить обратно к цветку, ни отгладить.
Состояние не меняется к лучшему третий день кряду. Курить становится больно. Глухой свист бьется о грудинную кость, как сумасшедший безуспешно бьется плечом в дверь своей палаты. Вино сегодня не пьянит, но кажется еще более отвратительным, чем позавчера. Кисло-горький вкус остается на языке и не дает почувствовать ни сладость шоколада, ни даже горечь слишком сильно заваренного чая. У меня пригорает картошка и макароны грозятся покинуть этот мир раньше, чем я их помешаю. Но я пересматриваю "Блумингтон" и говорю себе: "Зато это не "Вас не догонят". От титров до опенинга "Анатомии", от убегающей Мередит до собак Уилла. Иногда кажется, что это правда успокаивает.
Иногда.

Автобус. Хочется до сипоты кричать: "Ну посмотри, посмотри же! Я исправила то, что могла. Я старалась. Я стараюсь сейчас. Полюби меня, полюби". Мольба всегда выглядит жалко, но сейчас - еще и бесчестно и бесстыдно.
Я впервые засматриваюсь в окно, уезжая домой. Неподалеку от метро мелькает неосвещенная дорога, уходящая будто бы в пустоту. Думается мне, имей я машину, однажды просто села бы в нее и поехала по этой дороге. И пусть бы за этой темнотой и пустотой не было ни рассвета, ни поворота.

После душа - полумертвая, со спутанными волосами и холодными каплями на плечах - я включаю настольную лампу и подношу к ключицам карманное зеркальце. Так и есть - прямо над костью след от ногтей, оставленный в метро, когда я в очередной раз прижала Паустовского к груди и попросила: "Люби меня". Маленький, саднящий, неудобный и почти незаметный след, если не прикасаться к шее. Неуместный в контексте этой истории. Как я сама - маленькая, неудобная и саднящая изнутри.

Порой видно, как из людей бьет свет. А порой приходится провести с ними какое-то время, чтобы стать свидетелем внутреннего сияния.
Если сейчас много времени провести со мной - захочется окунуть меня в ванну с перекисью водорода и посмотреть, будет ли хоть один не пораженный сантиметр тела.

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя, паштоўкі ад мертвых птушак, стихи, цианид в студию

12:33 

Ничто не может отнять меня у меня.
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.

Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи —
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.
(с) Есенин

зачем вообще готовиться к экзамену, если можно плакать и рефлексировать?

@темы: стихи, паштоўкі ад мертвых птушак, моя Гренландия останется ждать тебя

00:52 

Ничто не может отнять меня у меня.
Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил,
Только б тонкой касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали...
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.
(с) Есенин

считаю знаковым то, что в моем сборнике "мне осталась одна забава" и "заметался пожар голубой" размещены на соседних страницах.

@темы: паштоўкі ад мертвых птушак, стихи

22:37 

Ничто не может отнять меня у меня.
пока они гремят из синевы
неоспоримо первенство Москвы


Это очень забавный парадокс. Я не люблю Цветаеву, но даже в коматозном состоянии могу рассказать весь ее цикл, посвященный Москве. Я могу забыть, как начинается с десяток стихов Бродского, я могу предать Танка, и почему-то совсем не получается забыть стихотворение из цикла писем к Блоку.

Всей бессонницей я тебя люблю,
Всей бессонницей я тебе внемлю -
О ту пору, как по всему Кремлю
Просыпаются звонари...

Но моя река - да с твоей рекой,
Но моя рука - да с твоей рукой
Не сойдутся, радость моя, доколь
Не догонит заря - зари.


В среду на курсах мы коллективно решили, что у нас аллергия на Москву. Я всегда знала, что навязчивые головные боли, начинающиеся с Белорусского вокзала - это не самовнушение. Просто мы не способны взаимодействовать. Это второй парадокс: любить человека, который любит Москву, значит - косвенно любить и ее. "Любовь - не персонифицированное чувство", - говорил один близкий мне человек. "Любить надо не за что-то, а вопреки чему-то", - писал Емец. Дмитрий, выражаю вам свое искреннее негодование. Уверена, вы и сами помните окончание этой цитаты и понимаете, почему... почему так.

И на тебя с багряных облаков
Уронит Богородица покров,

И встанешь ты, исполнен дивных сил...
Ты не раскаешься, что ты меня любил.


У меня мешки под глазами от слез и прерывистого сна уже больше, чем у матери. Я не могу дышать. Можно очень удобно сослаться на то, что у меня аллергия на ландыши. Но ведь это я купила букет матери с расчетом на то, что она переправит его в мою спальню. И у меня нет аллергии на цветы. Вообще ни на что. И значит... "значит, не будет толка от веры в себя да в Бога. А значит, остались только иллюзия и дорога".
Заканчивать Бродским удобно и очень нечестно.

Блузка в бабочки. Довольно мило.

И первый ком о крышку гроба грянет,
И наконец-то будет разрешен
Себялюбивый, одинокий сон.
И ничего не надобно отныне
Новопреставленной болярыне Марине.

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя, паштоўкі ад мертвых птушак, стихи

23:46 

Ничто не может отнять меня у меня.
Я очень трепетно отношусь к патриотической лирике.

"Журавли" Гамзатова, "Жди меня" Симонова, "Зинка" Друниной, "Ах, война!" Окуджавы, "Помни войну" Визбора... Больше чем слушать песни по стихотворениям, я люблю только читать их. Но "рука не поднимается" встать и прочитать. Я знаю силу своего голоса: с лихвой хватит на сотню военных стихов, но... это как каждый четвертый (а можа, кожны трэці?) удар сердца - маленькая смерть.
Вот и остается только читать военную лирику Танка со сцен каждый вторник и прятать слезы в плечах преподавательницы белорусской литературы. Я делаю для нее бумажных журавлей на четвертом часу конкурса. Мы обе очень устали, но стойко ждем результаты. На фоне - "Синий платочек". Маленькая девочка читает "Рэквіем".
Потрясающее сочетание боли и восхищения.

Летит, летит по небу клин усталый -
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый -
Быть может, это место для меня!



@темы: паштоўкі ад мертвых птушак, давайте делать паузы в словах, стихи

22:56 

Ничто не может отнять меня у меня.
Мир до жути огромен,
Но так просто себя отравить,
Когда в маленьком городе,
В маленькой комнате
Маленькому человеку
Болит за троих.

Мне приснилось,
Будто Бог, мне про нас рассказав,
Прятал слезы обратно в глаза,
Прятал слезы и руку жал горячо.
Он, оборачиваясь назад,
Просил передать,
Он так сильно просил передать,
Что ты не виновата ни в чем.

Просто сердце рубят – щепки летят.

Случайно попало

В тебя.
(с) Птицами



Хотела рассказать про С.с. и диалоги на английском, добившие меня. Про постановку, которую отыграли сегодня в пятый раз.
Но не дошла до дома 20 метров. Села на траву возле остановки и заплакала.
Маленькая я внутри меня пала ниц и больше никогда не встанет.
Ни грамма гордости.

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя, паштоўкі ад мертвых птушак, стихи, сердце Данко горит напрасно

22:11 

Ничто не может отнять меня у меня.
Сказать, что это был немного не мой день, значит солгать, держа руку на словаре Ожегова. Это был совершенно, абсолютно, тотально не мой день.
Забыть дома диплом, свечи, тетради, шары, сценарии - сделано.
Трижды заварить кофе учителю, два раза вылить его, а на третий - разлить воду на стол - сделано.
А. кладет руку мне на плечо и, когда я сбивчиво извиняюсь за кофе, говорит:
- Это просто кофе. Ты только успокойся.
- Сегодня у нее плохой день.
***
- Ты стала слишком неаккуратной в последнее время.
***
- Ты хоть что-то сегодня не забыла?
***
- Ты сегодня меня не любишь.
- Дело не в тебе.
- Знаешь, я начну есть. Покормлю тебя.

Мне не нужно такое количество заботы и внимания. Мне нужно, чтобы 14 апреля закончилось и, желательно, больше никогда не наступало.
В кабинете химии много листовок кислотно-зеленого цвета. Я не сразу замечаю, эмблема какого вуза на ней изображена. Л. читает заголовок листовки.
- КАКОЙ ВУЗ?
- Как это связано с ней?
- Не важно.
К нам подходит одноклассник и радостно кричит: "Смотри, Лина, какой дом я сделал из этих листовок". Л. редко по-настоящему злится и кричит. Сегодня тот случай.
- Убери это. Убери это сейчас же!
- Мне нужно выйти.
Последние бастионы моего спокойствия пали. Можно плакать.
Можно запутаться на концерте и, глотая слезы, неправильно прочитать Танка.
14 апреля умер Маяковский.

Гренландия,
"я сам закрою за тобой и буду рад хорошим новостям"

останется.

@темы: стихи, паштоўкі ад мертвых птушак, моя Гренландия останется ждать тебя

22:04 

Ничто не может отнять меня у меня.
"Пролитую слезу
из будущего привезу,
вставлю ее в колечко.
Будешь глядеть одна,
надевай его на
безымянный, конечно".

"Ах, у других мужья,
перстеньки из рыжья,
серьги из перламутра.
А у меня -- слеза,
жидкая бирюза,
просыхает под утро".

"Носи перстенек, пока
виден издалека;
потом другой подберется.
А надоест хранить,
будет что уронить
ночью на дно колодца".

а теперь лег и умер.

@темы: паштоўкі ад мертвых птушак, стихи

16:18 

предал себя и живи с этим

Ничто не может отнять меня у меня.
По пути домой я долго думаю о том, сколько во мне есть желания жить. Две недели назад я купила нож для бумаги явно не для использования по назначению. Мне хочется сесть в белом пальто на грязный асфальт. Я отчетливо понимаю, что хочу этого. Однако все еще не достаточно сильно, чтобы действовать. И поэтому я вынуждена говорить себе "Это еще не конец. Поднимайся и живи". Я сознательно жду момента, когда можно будет отпустить себя, воткнуть нож в ладонь и провести до локтя, до плеча, до уха. Тогда уже будет плевать, год я продержалась без селф-харма или полгода.

Дома прихожу к спальню к матери и кладу голову ей на колени. Плачу навзрыд. Приходится придумывать много историй про учебу, чтобы оправдать это. Уже в ванной я слышу голос из комнаты:
- Ты плачешь так, будто у тебя мир остановился.
В этот момент мне хочется схватить бритву и полоснуть себя по лицу. Она даже не представляет, насколько была близка к моим ощущениям.
Носить в себе чувства, которые не нужны адресату, - это значит слишком хорошо ощущать омоним "преданный" в обоих его значениях.

Я сдаюсь и снова пишу стихи. Этот поезд сошел с рельс и на полном году несется прямо в бетонную дамбу. Столкновение неизбежно. Прорыв дамбы, как и взрыв поезда, - тоже.



Ты – моя женщина Модильяни*,
О которой, трезвою и по пьяни,
Неизменно с утра молюсь.
Напиши от грусти, от боли, струсь!
Я не рисую глаз твоих, не пишу картин.
Я лингвист, я поэт, я имя твое
пропущу сквозь строку секстин.
Испытай это, закуси свободу,
Ворвись, наконец, ввысь!
Испытай это и вернись.
О тебе – ни строчки больше, так обещала.
Но тоска берет за грудки,
жмет меня клещами.
Подойди мне, полюби,
закрой меня, заслони.
А впрочем…
Живи. Боже тебя сохрани.


*Женщину Модильяни звали Жанна Эбютерн.

L.Krasnova

@темы: Грейс и ее печатная машинка, моя Гренландия останется ждать тебя, при участии Красновой, стихи, цианид в студию

07:18 

Ничто не может отнять меня у меня.
надо же куда-то вас нести, если фикбук курлык

Отче, будь же со мною честен.

Сколько еще осталось нелестных слов?
Сколько еще осталось неспетых песен
И тех тревожных июньских снов?

Отче, ты же все знаешь, мудрый!
Долог ли этой лестницей путь наверх?
Снег ли посыплется сладкой небесной пудрой
Над головами мечтательных неумех?

Отче, будь же поблагородней!
В дождь над толпой опусти навес.
Пусть бы дышалось им посвободней.
Тем, самым пьяненьким из повес.

Отче, ответь же ребенку! Опять и снова
Мы забываем звонить им или писать.
Тем, кто волнуется с каждым забытым словом.
И не боится волнение выдавать.

Отче, мне бы сказать немного, опять о важном.
Знаешь же, люди не верят в тебя и Санту.
Людям чудес бы в копилку, а бедным – мантру.

Отче, ну что ты молчишь?
Мне страшно.
17.11.14

Если путь мой тернист и крут,
Он смыкается у меня на шее.
Как чернильный зловонный спрут,
С каждым разом – еще сильнее.
Но блестит как та мишура,
Что забыта тобой в витрине.
Пыльный маятник, след костра.
Путь качается на резине.
Это уровень, данный свыше:
Не пройти, но пробраться можно.
Это винный след сентября и вишен:
Если смоется – только с кожей.
Он сжимается кольцами на висках
Да сиреной зовет на дно.
И колюч он так, что саднит в руках.
Путь сулит мне всегда одно.
Разделяя строки холодом по слогам,
Этот путь затевает бой.

Если я упаду в нем –
К твоим ногам.
И весь мир упадет за мной.


L.Krasnova

@темы: сердце Данко горит напрасно, стихи, при участии Красновой, Грейс и ее печатная машинка

23:07 

Ничто не может отнять меня у меня.




Она приходит – и застывает небо.
Как будто в городе тает смог…
Она приходит – и, где ее не было,
там, кажется, кто-то свалился с ног

от счастья, гордости за себя:
он не забыл, как важен воздух;
как не сломаться за те полдня,
в которых бога никто не создал.

Он ждал рассвета, весны и свежести
с ее приходом зимой и завтра.
И помнил он, как приступ нежности
становится кофе и ранним завтраком.
***

Она приходит – и ничего не нужно.
Рождаются звезды на небесах,
ласкает ветер ночами южными
и тикают стрелочки на часах.
***

И где-то в чаще младые волки
отыщут кратеры на луне.
Ему останется так недолго
жить там, где он оказался
лишь по своей вине.



L.Krasnova

@темы: стихи, при участии Красновой, моя Гренландия останется ждать тебя, Грейс и ее печатная машинка

22:41 

Ничто не может отнять меня у меня.


В твоем городе слезы - соль,
каждый камень - яд.
Но пред Богом с чего-то каждый
вдруг наг и свят.

Мне не дышится - хоть ты тресни -
ну, ни глотка!
В твоем городе смертность
умышленно высока.

Убежать нет шансов,
разве только за горизонт.
- Не пытайся, родная. Дождь сегодня.
- Но в сумке зонт!

В этой части жизни
не светит свет, не течет вода.
Лишь прохожий по совести
будто по проводам.

На платформе в метро теснее
самых убогих мест.
Мою душу торговки, прилавки
и светофоры сожрали в один присест.

Предо мной граница из рамы оконной,
над проспектом резной карниз.
Не дождешься сегодня дома -
я пулей срываюсь вниз.

От надежды на плитке
не останется и следа.
Меня бесят, так бесят
наши мертвые города...


L.Krasnova

@темы: Грейс и ее печатная машинка, моя Гренландия останется ждать тебя, при участии Красновой, стихи

16:15 

Ничто не может отнять меня у меня.


Танцевать на осто'вах памяти
мы умеем лучше всего.
На хрустальном моем фундаменте
было место для одного.

***

Наше небо такое черное,
самолеты грустят навзрыд.
И любовь наша обреченная.
На полях каждый дюйм разрыт.

Мы войну вели увлеченную -
штабелями солдат лежит.

***

Наигрались с тобой, любимая.
Жуткий мы нанесли урон.
Убегай же дорогой длинною,

в моем кольте один патрон.


L.Krasnova

@темы: Грейс и ее печатная машинка, моя Гренландия останется ждать тебя, при участии Красновой, стихи

14:20 

Ничто не может отнять меня у меня.


У меня на шее якорь.
Соткан из твоих снов.
Мне грехи отпустил дьякон,
отрекаясь от своих слов.
У меня на щеке клеймо
твоим именем выжжено.
Я тяну на себе ярмо
сожалений и цветок изжелта-
красный, как моя боль.
Ядерно-синий, как моя дверь.
В трех словах моя лучшая роль.
Я люблю тебя.
Просто верь.


L.Krasnova

@темы: стихи, при участии Красновой, моя Гренландия останется ждать тебя, Грейс и ее печатная машинка

12:49 

Ничто не может отнять меня у меня.


Поезд-экспресс забирает ночные мысли.
Мою посуду, в шкаф убираю чашки.
Если мы были близки и до этой жизни,
то почему бы не сделать себе поблажку?

Хлопать ресницами - не улетать, заплакать.
С братьями Гримм верить в чужие сказки.
Ноги промокли, в душе поселилась слякоть.
Мы не боимся, мы просто срываем маски.

Слов не хватает. Слишком малы для рифмы.
Люди стремятся поставить тебе диагноз
по аватарке. Я вывожу чернилами логарифмы
там, где не сердце рвется, а старый атлас.

Пообещай, что не станем теперь чужими.
Это легко (хоть слова застревают в глотке).
Гвоздь бороздил наше дерево линиями косыми...
Мы ведь с тобой (ты помнишь?) в одной лодке.

L.Krasnova

@темы: Грейс и ее печатная машинка, стихи, при участии Красновой

12:24 

Ничто не может отнять меня у меня.
осень опять надевается с рукавов,
электризует волосы - ворот узок.
мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров
и бережёшься слишком больших нагрузок.
мир кладёт тебе в книги душистых слов,
а в динамики - новых музык.
...
кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра
ничего,
ничего,
ничего не жаль.




@темы: стихи

главная