Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

теория шторма

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: контроль как симптом гтр (список заголовков)
00:46 

"все хорошо" как лейтмотив нашей жизни

Ничто не может отнять меня у меня.
Приступы паники происходят все чаще, а поводы для них становятся все мизернее и порой варьируются от необъятно больших по шкале реальных проблем до минусовых этажей и уровня ядра Земли.
Я не знаю, как получилось сходить на все пары на этой неделе и все вовремя сдать. Это невозможно. Это жизнь в большом мираже из наспех выскобленных изнутри остатков энергии.

"Если в мире есть свет, то - ты.
Если радость, то - твой визит".

Я отлично помню это стихотворение Полозковой до конца и знаю, как изменится коннотация, если обнять эти строки строфами из начала и конца. Но это не отменяет рефрена в моей голове. Я почти засыпаю на Анне до и после еды, с трудом уговаривая себя вообще вставать с постели, засыпаю, уложив голову на ее руку, после пар и стараюсь не отключаться на ее плече в метро. Если не сплю, то плачу в ее пиджаки, кардиганы, рубашки и блузки, безнадежно размазывая по ним пудру и также тщетно пытаясь впоследствии ее стряхнуть.
По ночам мне кажется, что пора заказывать ленточку "Худшая партнерша года".
А утром я делаю ей какао с корицей, зная, что все будет хорошо.

@темы: контроль как симптом гтр, Ганна

00:20 

Ничто не может отнять меня у меня.
Привыкла закрывать фестивали без сожалений: забрать вещи, обнять коллег, покинуть здание - и так будет всегда. В этот раз не по-другому. Семья Дотыка утром все равно будет семьей, но работа останется в конверте с чеками, который я подвожу к итогу в половине 12 ночи, в коробках с партнерскими материалами и лишними бейджами, чью судьбу еще предстоит решить.

Я никогда не выносила громкие звуки, поэтому этот концерт напоминает о дне, когда чешский отменился в первый раз. Тогда любой шорох и случайный скрип двери на последнем этаже филфака сводил с ума.
Вишневый торт превращается в ад в момент, когда я слышу первое касание к барабанной установке. Рефлекторно изворачиваюсь в руках А., и взгляд упирается в красноватую подсветку от сердца. Неестественное, неживое. Такое же, как моя улыбка Ка, когда она просит повеселиться.
Музыка становится громче, хаотичнее, больнее - я вздрагиваю каждый раз. Возможно, каждую секунду.
А. прижимает меня к себе так сильно, чтобы закрывать уши. Обещаю себе не плакать и не сдаваться.

- У меня все должно быть в порядке.
- А у тебя все в порядке. Просто от тебя требуют слишком много обязанностей.

Заканчивать фестивали - это менять пестрый, неприятный на ощупь и безумный по содержанию блокнот на родной ежедневник. Теперь все должно быть под контролем.
Каждый день.

@темы: Дотык, контроль как симптом гтр, цианид в студию

22:49 

Ничто не может отнять меня у меня.
- ты замираешь каждый раз, когда слышишь лифт, - говорит мне А., когда мы предпринимаем первую попытку посмотреть "Что-то не так с Кевином".
- нет.- опускаю голову на ее живот и сворачиваюсь комком.
я замираю только тогда, когда опасность не очевидна; кажется, что ее нет. это подсознательная мышечная реакция. когда она есть, я вздрагиваю и поднимаю голову в попытке высмотреть на диванном горизонте необходимые вещи. я не чувствую себя в безопасности здесь и в Серебрянке.

после шутки про капитализм Дарья спрашивает, не боятся ли люди вроде моей семьи жить в Беларуси. наверное, на самом деле нет.
а вот мне страшно.

@темы: контроль как симптом гтр

02:41 

слабости лучше удалять утром, не забывай, Линда

Ничто не может отнять меня у меня.
В приступе неожиданной ночной деятельности я расписываю план завтрашней встречи с Тони и Лу и помечаю то, что необходимо сделать для моих волонтерских групп, чтобы не казалось, что прокрастинация всегда на шаг впереди. višniovy tort срабатывает белым шумом, и, когда становится невыносимо его слушать, я отвлекаюсь на попытку вспомнить, как вообще пришла к тому, что в половине третьего ночи сублимирую страх в работу.

Под утро мне снится постапокалиптический мир, где необходимо убегать от роботов со способностями мутантов и прятаться в филиалах белорусских банков (ей-богу, Мартиновичу бы понравился этот сюжет). Я дважды сбегаю, выпрыгнув из окна. Вырываюсь в снежный мир - даже во сне у меня зима, ах, какая досада - и оба раза оказываюсь пойманной. Пути назад нет, и я взрагиваю, просыпаясь от глухой вибрации телефона. В следующий раз я проснусь от звонка в дверь и выползу встречать А. в совершенно непрезентабельном огромном халате апельсинового цвета, укутанная в первое попавшееся одеяло.
- Определенно, когда шутка про то, что я буду вытаскивать тебя из постели, становится правдой...
Я не хочу ничего слушать, поэтому вместо продолжения получаю категоричное "возвращайся в постель" и обнимаю ее, стараясь прислоняться так, чтобы не было слышно, как часто бьется сердце, как оно еще не отошло от утренних ужастиков, как я тревожусь, просыпаясь в одиночестве, приучившись засыпать днем с ней.
- Ты боялась, что я не приду.
Может быть. Все может быть, но в этот момент я слишком хочу спать.

Время от ночи до ночи проходит слишком быстро, если ты не помнишь, когда просыпаешься, но знаешь, раньше какой временной отметки не уснешь.
В час ночи я оглядываю комнату и получаю о ней слишком много информации: ее шарф на диване, карта наших будущих путешествий на стене, три рисунка на доске, книги в шкафу, на подушке лежит барашек, в сумке - один из двух камней, подаренных по методу Кафки. Функция зоны комфорта для этой комнаты становится уместной лишь спустя много лет.
Я не впервые перечитываю новогоднее поздравление, но только сегодня оно кажется мне таким неоправданно, незаслуженно теплым, что благодарно плакать именно сейчас кажется весьма своевременным.

НН в последний раз с легкой издевкой заметила, что мы выбираем партнеров только так: ориентируясь на то, что происходит внутри, и никогда - на то, что может быть в мире.
- Как будто это кого-то волнует.
Я вытаскиваю очередную салфетку с жестом, не терпящим даже попытки возражения.

@темы: Ганна, контроль как симптом гтр

00:27 

Ничто не может отнять меня у меня.
Не сказать, что прошлые отношения не натренировали меня терпеть абсолютно все что угодно, включая молчание температурой в -27, однако даже мое терпение рано или поздно сходит на нет. Не как поезд - быстро и радикально, нет. Значительно медленнее и осторожнее. Примерно так, как люди хладнокровно ставят на пол в магазине корзину с продуктами, обещая, что скоро вернутся, и просто выходят из магазина до той поры, пока очереди сами себя не ликвидируют. Тяжело, холодно и соматические вспышки боли в районе солнечного сплетения - вот так я ставлю тарелку на стол, красивую стеклянную тарелку, которую правда очень удобно держать в наших маленьких ладошках, и выхожу из комнаты.

В процессе курения на этой кухне всегда было что-то завораживающее и опасное. Наверное, потому, что окно открывается, и ты как будто позволяешь каждому прохожему оказаться в дыму из твоих легких. И в ответ они могут подойти к раме и заглянуть прямо в комнату, упираясь своим упрекающим взглядом прямо в твой нахмуренный лоб.
В такую погоду прохожих до невыносимой скуки мало, и я даже не докуриваю до конца. Сигарета ломается в руке чуть больше, чем на середине, и я онемевшими пальцами вдавливаю ее в тарелку. Что бы я там ни говорила, а пепельницу купить нужно.

Докуриваю, но окно не закрываю. Пальцы онемели до такой степени, что какое-то время меня просто проколачивает.
И все это время в голове бушует метель, в груди - ощущение свернувшегося в комок ежа.

В старых домах всегда отлично слышно, что происходит в соседних комнатах. Только я вслушиваюсь в уютное "урчание" холодильника, в шаги и реплики на лестничной клетке, в стук собственных зубов или от страха, или от злости, или, наконец, от холода. В конце концов, я зажигаю чью-то жизнерадостно-зеленую свечу, опрометчиво оставленную на столе (ей-богу, даже трава не бывает такого цвета. только яблочная жвачка.), и подставляю под пламя руку. И тогда даже редкое повышение голоса в соседней спальне стирается из области восприятия звуков начисто. Остается только периодическая боль в ладони и запах плавящегося лака для ногтей.

Как бы там ни было, по итогу я чувствую себя виноватой в слишком высокой степени, чтобы грамотно извиняться за происходящее.

- Ты злишься?
- Я обижена.
- Обида - это подавленная злость. Почему обижаться проще?
- Обиду можно скрыть, можно вытравить и бросить. Злость... вы видели, что бывает, когда я злюсь.

@темы: цианид в студию, контроль как симптом гтр

02:40 

звукоподражания, замкнутые на единице

Ничто не может отнять меня у меня.
- Похоже, ты очень злишься. И это бессильная злость, которую ты хочешь контролировать любым путем, чтобы... что?
- Не причинять боль.

Я упираюсь в стену до тех пор, пока в руках не появляется тянущая вниз свинцовая слабость. Пока не появляется желание отречься от всего на свете. Только еще хочется продать душу, лишь бы сдвинуть чертову бетонную стену. Иррациональная, совершенно ничем, кроме моей упертости, не подкрепленная уверенность, что на самом деле суть не в стене, а в том, что у меня пока слишком мало сил, чтобы с ней тягаться.

- Я слышу, что она для тебя очень ценна. Ты знаешь, чего ты хочешь в итоге?
- Я хочу быть с ней. Это то решение, которое не изменится завтра, послезавтра, и оно определенно было таким же вчера.
- Значит мы будем об этом говорить и будем над этим работать.

Улыбаюсь в первый раз за терапию. Я приношу своей терапевтке галлоны слез и пороховые бочки злости, стряхиваю на нее соль со своих ран и бросаю в лицо занозы, безжалостно и неаккуратно вынутые из-под ногтей. Я кричу до тех пор, пока крик не наполнит комнату и не вытеснит слезы. Пока ком в горле не превратится в звуковую волну, способную разбивать стаканы, до которых не дотянулись бы руки из соображений совести и любви к стеклянной посуде.
А она говорит, какая я сильная.
Говорит, что это по-настоящему и это важно.

@темы: контроль как симптом гтр

02:48 

lock Доступ к записи ограничен

Ничто не может отнять меня у меня.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:07 

Ничто не может отнять меня у меня.
Даже не могу вспомнить, когда в последний раз ремиссия заканчивалась с такой феерической шоу-программой.

7:03. Я просыпаюсь от собственной дрожи. Кто-то на улице роняет жестяную банку - меня передергивает, я прячу голову в одеяло и напоминаю себе, что глубоко дышать для меня подобно смерти. Поздно. Кружится голова, становится холодно. Становится жарко. Я не могу снова заснуть, не могу дотянуться до книги или пульта. Только и остается - лежать в позе эмбриона, прижимая к себе сразу все подушки. Никто не знает, что случится, если я перевернусь на другой бок или встану с постели.
Часы тянутся немыслимо медленно. В попытке дождаться звонка Дарьи, не сойдя при этом с ума, и я развлекаю себя тем, что вспоминаю о произошедшем ночью. Развлечение, кстати, так себе, на любителя.

этой ночью была большая луна

- Я не поеду. Никуда не поеду, - шепчу, прижимая к груди скомканный плед.

Это не ловушка. Ловушка - это вдруг вспомнить, что ты даже не можешь позвонить психотерапевту.

@темы: цианид в студию, контроль как симптом гтр

23:33 

день синей ветки

Ничто не может отнять меня у меня.
Прихожу к выводу о том, что что-то явно идет не так. Мой терапевт уходит в отпуск на две недели, у нас едва не срывается последняя сессия, а я провожу день, прислоняясь то к стенам истерической радости, то к дрожащей земле, полной тревоги.
В доме "Дотыка" нарочито старательно и ровно приклеиваю открытки к стене, пытаюсь посредством курения отвадить мысль о погибших людях, о том, что она могла бы быть в этом автобусе, о том, что люди умерли, но меня эгоистично волнует только девушка, потрясенная и подавленная этим. Сигареты ломаются в руках. Дрожу от невозможности плакать. От слов, которые остаются в моей голове. От невозможности быть полезной, быть важной, быть рядом. Пытаюсь посадить базилик под деревом. Вспоминаю о том, что не взяла ничего, чтобы вырыть ямку. Рою ее вручную, ожесточенно загоняя под ногти землю. Ощущение, будто я старалась разрыть достаточно большой котлован, чтобы вместить в него пораженное страхом тело. Кому оно нужно?

За восемь минут успеваю забрать майку для "народнай мовы". Изначально я не была довольна размером. Если это переходящая майка волонтера - она явно не должна быть рассчитана на мою L. Прикусываю губу и понимаю, что майка - это на самом деле не самое главное сегодня. Будут и лучше. В следующий раз сделаем правильно.
На встречу волонтеров безнадежно опоздали. Руководитель проекта, который не явился на встречу. Wonderful!

- Возможно, я сейчас все испорчу, но мне правда нужен этот ответ. Почему ты вернулась? Почему через восемь месяцев ты вернулась?
- Ты же понимаешь, что мы сейчас обе будем плакать в Уручье?
- Там лавка. Мы все равно уже опоздали.

Фраза "я правда очень по тебе скучала" звенит у меня в ушах. Надрывная, уставшая, избитая. Снова не могу заплакать и просто позволяю своим коленям и рукам дрожать в ее объятиях. Наверное, это какая-то очистительная дрожь: больше не будет приступов паники на Каменной горке, больше не будет навязчивых снов с плохим концом и образов на Молодежной. Восемь месяцев стационара рухнули под пол и больше никогда меня не потревожат.

Предпочитаю делать акцент на яблоках, Глобусе в трениках и хороших местах.
- От девушки в прошлом вагоне пахло "Ричи Ричи" от Нины Ричи. Но я не могла понять, от какой.
- ...
- Да, я обнюхивала!
- Это мои духи. У меня духи Ричи. Всех обнюхала?
Чувствую себя гораздо лучше от того, что теперь не нужно объяснять, почему я знаю, сколько конкретно времени занимает путь до галереи, почему так важно ровно приклеивать рисунки и никуда не опаздывать. Все хорошо. Линда, ты. не. одна.

@темы: давайте делать паузы в словах, контроль как симптом гтр

17:50 

об истинных целях

Ничто не может отнять меня у меня.
Не стремлюсь искать новых отношений, потому что слишком тяжело переживаю неспособность заботиться о партнере из старых. Ее нужно было беречь.
С опаской отношусь к новым знакомствам, потому что это значит, что придется помнить еще о ком-то. Связи нужно контролировать.
Создаю проект по популяризации белорусского языка, потому что завтра его могут признать мертвым. Его нужно спасти.
Срываюсь до потемнения в глазах, потому что не могу уследить за терапевтом. О семье нужно заботиться.
Каждое утро склеиваю часы скотчем, потому что страшно не знать, который час. За временем нужно следить.
Планирую на две недели вперед, потому что свободное время должно быть регламентировано. Нужно знать, когда я могу не удержать себя.


Вы ничего не знаете о людях с тревожными расстройствами. Потому что даже они знают о себе только вещи, которые могут контролировать. А чувства контролю не поддаются.

@темы: контроль как симптом гтр

21:47 

Доступ к записи ограничен

Ничто не может отнять меня у меня.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:09 

распланируй жизнь на три недели вперед. контролируй это.

Ничто не может отнять меня у меня.
Мама утром поздравила с Днем филолога. Светлана Боровская снова на "Добрай раніцы, Беларусь". Я в воздушной юбке с цветами, с маковой помадой чувствую себя впервые... собой.
Все хорошее трещит под тобою старым, усталым льдом.


Сегодня НН, такая красивая, такая синяя, такая легкая, принесла тесты на выявление степени тревожности и попросила нас их пройти. Помню, как Л. сказала, что самое большое обозначение тревоги для нее - единица. Зажмурилась, вспоминая, что постоянно скакала между тройкой и четверкой (при том, что четверка - максимум, означающий неспособность справиться с обстоятельствами). Завтра она захочет обсудить со мной результаты. Завтра она скажет: "Ремиссия закончилась. Ты снова боишься?"
Да, я боюсь. Да, я снова хочу, чтобы терапия проходила в максимально изолированном месте. Чтобы я могла снова достать палатку, залезть в нее и разговаривать исключительно из убежища.

Завтрашняя встреча с олимпиадниками много для меня значит/значила. Мне столько всего хочется им сказать; без шуток - столько всего. Но вот врачи говорят, что у моих планов нет шанса на счастливую реализацию. Вот грядущие экзамены давят на меня консультациями, которые накладываются на встречи с терапевтом. Я знаю, что могу не пойти на белорусский язык. Я знаю, что мне сейчас больше всего нужно два раза в неделю видеть это светлое лицо и слышать голос, который напоминает, что... что я сделаю все что угодно, лишь бы только фраза "знаешь, если ты не захочешь продолжать терапию, когда-нибудь ты все равно сможешь прийти снова" не ударила меня в грудь.

Сигур Рос. Саундтрек из "Мальчики возвращаются".
Спустя восемь месяцев предложить мне почитать вместе в парке - боже, да, конечно, естественно, да. (Теряюсь между фразой "Ты уже давно снишься мне, и мне нужно закрыть этот гештальт посредством обретения твоего имени в ежедневнике" и напоминанием о том, что, блядь, да, Линда, именно так ты и делаешь - бросаешься в ноги к тем, кто хоть запятой обмолвился о том, что может взять тебя за руку)
Значит ли это, что не только она когда-нибудь снова захочет поговорить со мной?

Позднее какао. Мама напоминает, что нужно выключать плиту. Я не могу больше думать ни о чем другом. Я не могу больше. Я не могу.
В заметках на телефоне первым номером название сильных седативных, цена их, вторым - черновики сообщений Д. тех времен, когда я писала ей в метро. Пытаюсь пальцами проткнуть кожу на шее, выхватить трахею и освободить животный крик. Я загнана в угол и очень хочу, чтобы завтра либо убедило меня в том, что оно безопасное, либо вообще не наступило.


Отче, ну что ты молчишь?
Мне страшно.

@темы: контроль как симптом гтр

20:50 

время для нормального faq

Ничто не может отнять меня у меня.



очертим круг моих социальных границ, камрад

Меня зовут Линда/Лидия (в зависимости от того, как я представлюсь). Мне нравится, когда меня называют полным именем. Сокращения и прозвища предназначены для семьи. Я родилась 20 октября 97 года. Не приемлю поздравления от людей, с которыми мы не пили на брудершафт. Живу в Беларуси, люблю Беларусь. В частности - Минск, не люблю Минск, но буду защищать его, если потребуется. І са мной нават можна размаўляць на беларускай мове.
Учусь на славянской филологии. На уровне профи краду тарелки из забегаловок и сахар из кофеен. Если не сложится жизнь - стану клептоманкой. И пусть фон Триер снимает про меня фильм с Генсбур в главной роли. На данный момент я работаю в молодежном издании, являюсь координаторкой волонтерской службы квир-фестиваля. Хронический трудоголизм объясняется проклятием до энного колена по женской линии. К счастью, на мне и закончится.

Фикрайтер. На фб пишу с двух аккаунтов: Красновой, которая пишет нечто приличное и осмысленное, и Маргарет, которая строчит порнуху с элементами насилия и/или BDSM. NC-работы, как правило, фандомные, по сериалам и заявкам. Заявки мне подбрасывают друзья или нахожу сама. Советовать не нужно, как и просить.

Блок с тэгом "интересности": ярко выраженная эмоциональная нестабильность - следствие тревожного расстройства, с которым я с переменным успехом борюсь. Имею сложности в плане сближения с людьми. Хороший способ узнать формат наших отношений - вспомнить, пожала ли я при знакомстве вам руку. Пожала? Значит у нас впереди ночи рабочих отношений. И еще. Учитывая то, что выходных у меня не бывает по определению, я могу не находить времени для вас днями/неделями/месяцами (нужное подчеркнуть), но вы все еще важны для меня.
Кроме того, для меня очень важны вежливость, толерантность и тактичность в общении (И ГРАНИЦЫ, ГРАНИЦЫ, КАРЛ). Только с очень близкими людьми я позволяю себе шутить шуточки на социальные темы.
Сознательно использую официально-деловой стиль как способ контролировать взаимоотношения.


Никаких явных хобби не обнаружено. Владею искусством оригами, умею шить и вязать на приличном уровне, собираю открытки. Делаю выпечку для на заказ и и по неимоверно большому собственному желанию.
Живопись: Томас Кинкейд, Амадео Модильяни, Пабло Пикассо. Вкус в музыке - эклектичный. Преимущество отдается Sigur Ros, Placebo, J: Морс и некоторым другим белорусским исполнителям. Любимый режиссер - Тим Бёртон, Оливье Даан (да, именно вот за это расточительство с крупными планами). Сериалы: myshows.me/lydia_krasnova.
Литература: с большим воодушевлением отношусь к американской литературе 20-х прошлого века, лингвистической литературе; в белорусской люблю Быкова, Глобуса, Караткевича, в русской - Лермонтова, Булгакова. Среди любимых книг "Спаси меня, вальс" и "Великий Гэтсби" Фицджеральдов, Довлатов "Блеск и нищета русской литературы". Поэт поэта видит издалека и уже заранее недолюбливает. Поэзия: Бродский, Есенин, Танк, Окуджава (Полозкова, Птицами и Кацярына Глухоўская отдельным блоком). Вообще, очень люблю военную лирику.

Цисгендерная девушка, пятерка по Кинси, ФКШС - D5. Бодипозитив, веганство - мы близки, но у нас есть разногласия. Некоторые из них нивелируются, некоторые неискоренимы. Чтобы потом не возникало неловких ситуаций: я готовлю веганскую еду, я ем веганскую еду, а еще я официально ем мясо.
Касательно агонального периода моей жизни: если внимательно читать тэги - можно заметить мой диагноз. Если смотреть невнимательно - можно заметить, что я переживаю травматичное расставание. Итог все равно один: лично то и другое я обсуждать с вами не буду.

К чужим заебам и фетишам отношусь уважительно. Если у вас возникла трудная/травматичная ситуация - пишите мне на почту: gcorsten@mail.ru Я крайне внимательно отнесусь к вашей проблеме и постараюсь если не решить ее с вами, то выразить уважение, поддержку и подсказать, к кому можно обратиться за более существенной помощью.
Вк для социоблядства: vk.com/day_of_hatred (я добавляю в друзья только тех, с кем работаю, учусь или страдаю. для остальных открыта личка)
Твиттер: twitter.com/joker__fox
Аск с чаем и слоупоками: ask.fm/lydiakrasnova
Фикбук (для адекватных работ): ficbook.net/authors/L.Krasnova (на акк для эротики вход платный, ссылка передается из рук в руки в темных углах на Карла Маркса)

ВАРНИНГ
Веду и по сей день проект о ваших зависимостях в формате интервью, которое можно дать анонимно, а можно - дерзко и открыто.
www.diary.ru/~gracecorsten/?tag=2021810#_=_

@темы: прокрастинация жизни, контроль как симптом гтр

главная