Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

теория шторма

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:11 

Ничто не может отнять меня у меня.
Сказать, что это был немного не мой день, значит солгать, держа руку на словаре Ожегова. Это был совершенно, абсолютно, тотально не мой день.
Забыть дома диплом, свечи, тетради, шары, сценарии - сделано.
Трижды заварить кофе учителю, два раза вылить его, а на третий - разлить воду на стол - сделано.
А. кладет руку мне на плечо и, когда я сбивчиво извиняюсь за кофе, говорит:
- Это просто кофе. Ты только успокойся.
- Сегодня у нее плохой день.
***
- Ты стала слишком неаккуратной в последнее время.
***
- Ты хоть что-то сегодня не забыла?
***
- Ты сегодня меня не любишь.
- Дело не в тебе.
- Знаешь, я начну есть. Покормлю тебя.

Мне не нужно такое количество заботы и внимания. Мне нужно, чтобы 14 апреля закончилось и, желательно, больше никогда не наступало.
В кабинете химии много листовок кислотно-зеленого цвета. Я не сразу замечаю, эмблема какого вуза на ней изображена. Л. читает заголовок листовки.
- КАКОЙ ВУЗ?
- Как это связано с ней?
- Не важно.
К нам подходит одноклассник и радостно кричит: "Смотри, Лина, какой дом я сделал из этих листовок". Л. редко по-настоящему злится и кричит. Сегодня тот случай.
- Убери это. Убери это сейчас же!
- Мне нужно выйти.
Последние бастионы моего спокойствия пали. Можно плакать.
Можно запутаться на концерте и, глотая слезы, неправильно прочитать Танка.
14 апреля умер Маяковский.

Гренландия,
"я сам закрою за тобой и буду рад хорошим новостям"

останется.

@темы: стихи, паштоўкі ад мертвых птушак, моя Гренландия останется ждать тебя

22:32 

НН просила меня говорить с собой

Ничто не может отнять меня у меня.
Вот в чем проблема, как я думаю.
До тех пор пока я ничего не знала о ней, я в ней и не нуждалась. Как только я хоть на секунду оказываюсь посвященной в ее жизнь (читать: мне скинули ее фото, и я пролистала все снимки за последние полгода), понимаю, что я и мое самообладание просрали все полимеры. Теперь она мне снится. Снится долго и мучительно, пребывая в моей квартире, трогая мои вещи, пробуя мою еду, взирая на меня своими льдисто-голубыми глазами. Она владеет моим сном, ведет себя как раньше, но почему-то, когда я пытаюсь все вернуть, сотни и тысячи раз холодно сообщает, что мои попытки более чем тщетны.

- Тебе скучно. Тебе скучно, и поэтому ты хочешь ее вернуть. Но я бы не советовала делать это.
- Мы не разговаривали семь месяцев.Уже поздно, даже если бы я могла.
- Да.

Это конфликт интересов. Я предпочитаю и дальше ничего о ней не знать, ни минуты о ней не думать, но вместо этого говорю: "Да, напиши ей. Я не горю желанием контактировать с ней".
Это смешно. Смешно, глупо и.. очень в моем стиле. К счастью, в моей жизни достаточно людей, которые будут делать за меня неуютные и неловкие вещи.
*
В этот момент стоит уточнить, что я именно эту функцию в наших взаимоотношениях и выполняла: делала то, что она не могла или не хотела. В итоге, сама того не замечая, я переняла ее привычку презрительно поджимать губы, тяготеть к декадансным фотографиям, переняла любовь к темным помадам, желание самоизоляции и некоторые взгляды на жизнь. Перенимать чужие паттерны поведения уже после того, как человек покинул твою жизнь, - это такая попытка компенсировать его отсутствие. Мне не нравится происходящее, но пока все, что я могу сделать, это мысленно отчитывать себя за нашу похожесть, третировать за неумение подавить чувство неловкости и жажду вынуть себя из тела.

К себе у меня есть только один вопрос: чего ты действительно от нее хочешь, Линда? Чтобы она была рядом или чтобы она все исправила?
И если ты хочешь второго, то вот в чем соль: никто не залатает тебя лучше тебя. Человек с громадным опытом обработки, зашивания и перебинтовывания ран должен знать, что кто-то другой может протянуть средство, но курировать процесс заживления, уговаривать свои ткани срастись, а боль - прекратиться... все это можешь сделать только ты сама.

- Мне грустно.
- Люди уходят: расстаются или умирают. И это не грусть, Линда. То, что ты чувствуешь, - это печаль от потери.
- Нет.
- Тебе нужно усвоить это слово. Это потеря.

@темы: сердце Данко горит напрасно, моя Гренландия останется ждать тебя

23:33 

Ничто не может отнять меня у меня.
особенно доставил офф-топ.

09.04.2015 в 20:01
Пишет энтони лашден:



Я люблю думать о том, что Минск – это город мертвых заводов; тогда становится совсем не обидно, что закрывают книжные магазины, кофейни, выставочные залы – нам ничего этого не нужно. По-настоящему мы нуждаемся только в том, чтобы каждое помещение было переоборудовано в цех, с яркими лампами над потолком, с пожелтевшими от старости рабочими комбинезонами на стене и завывающей сиреной.

Вопрос о том, что изображать на сувенирах Минска лично для себя я уже давно решил: нужно в шесть утра зимой выходить на улицу Октябрьскую и фотографировать опустевшие трамвайные рельсы и мигающие заводские часы. А потом печатать эти фотографии, печатать их сотнями, тысячами, пока ты не поймешь, что именно это и есть дух города: омертвевшие здания с темными окнами, скошенные двери и монотонный черный фон.

В Амстердаме сладко пахнет марихуаной, в Венеции – кофе и сыростью, от Стокгольма отдает запахом корицы. Минск пахнет дрожжами.
Минск пахнет дрожжами и мокрым металлом.

Минск – это проржавевший остов железного монстра, проигравшего битву со временем; чужеродное тело, которое не может разложиться на составляющие, не может претерпеть изменений, не может переродиться. Десятки производственных помещений, брошенные на запустение, на медленное умирание.
Когда приезжаешь в Минск после долгого отсутствия, тебе кажется, что вокруг очень много пространства для того, чтобы быть одному. Куда бы ты ни пошел, что бы ты ни делал, тебя окружает пустота. Пустота не только в смысле городском застройки – белые пятна культуры, истории; люди, состоящие на 90% из пустоты и на 10% - из стойкого отвращения к собственному быту.

Минчане делятся на два типа: те, кто мечтает уехать, и те, кто уже перестал мечтать уехать и смирился. И если первые приятны в своем романтизме, то вторые готовы вгрызться тебе в лицо при первой возможности, при первом вопросе «Какие планы на следующий год?».
Планов никаких.
А, собственно, даже если бы эти планы и существовали: с годами они начинают повторять сами себя. Культурная жизнь здесь – это выставки, которые проводит горстка одних и тех же лиц; книги, которые пишет три человека и пес. И даже если ты не хочешь знакомиться с этими людьми, тебе все равно в какой-то момент приходится протянуть им руку; вы не друзья – вы вынужденные союзники, теперь вы будете обмениваться ссылками на какие-то проекты, теперь вы будете лениво перебрасываться музыкой и многозначительно молчать на вопрос «Что нового?».

Однажды и ты займешь место изношенной интеллигенции – стоит только подождать. Мы все вернемся в состояние обездвиженного металла, замрем в одной позе, вмерзнем в землю, пока вокруг будут сновать люди, спешащие на работу, ожесточенно сражающиеся за места в общественном транспорте.
Пускай, мои друзья не ходят работать на завод, но ведь кто-то ходит? Кто-то с утра поднимается, добирается до автобуса и через полчаса, почти перед началом смены, оказывается у ворот камвольного комбината – и Минск больше город этих людей, чем мой собственный.

Уникальное чувство разъединения с родиной; более глубокое, чем обида, которую таишь на человека, сказавшего тебе, что вы больше не можете быть вместе.
Уезжаешь – и никаких открыток на старый адрес, никакого умиления от фотокарточек с мест былой славы. Уезжаешь – и будто транспортировка прошлого стоила слишком дорого, и ты решил, что если память о городе не достанется тебе, то она не достанется никому.

В скором времени место, где ты вырос, переоборудуют в паркинг, а школу, куда ты ходил, снесут, чтобы на ее месте построить ледовый дворец средних масштабов. Постепенно вся память стирается: хорошо, если ты помнишь, что произошло год назад, но, честно говоря, ценность представляют собой только воспоминания вчерашнего дня.
Город, который не боится амнезии, потому что забывать нечего.

недавно очень смеялся: "настоящих минчан очень легко заменить: если кто-то говорит про Минск и самоотверженно, с чувством, с глубоким душевным надрывом поливает город дерьмом - так и знайте, коренной".


URL записи

@темы: сердце Данко горит напрасно, здесь могла бы быть ваша реклама, но ее нет

12:46 

i don't belong to you?

Ничто не может отнять меня у меня.
Твиттер, спасибо, что закрытый.
Впрочем, когда люди читавшие ленту, спрашивают меня сегодня обо всем произошедшем, это выглядит неловко:
- Ты хоть спала?
- Сколько-сколько?
- И ты еще жива?

Действительно. Последний вопрос задаю себе все утро. После такой феерической попытки сыграть в ящик я почему-то физически потрясающе функционирую.
Мать все еще ждет объяснения этому перформансу. Вчера мы решили, что это будет моей маленькой тайной. Что я скажу, когда придет время? Я очень устала ей лгать.

@темы: в моем стакане смерть

22:04 

Ничто не может отнять меня у меня.
"Пролитую слезу
из будущего привезу,
вставлю ее в колечко.
Будешь глядеть одна,
надевай его на
безымянный, конечно".

"Ах, у других мужья,
перстеньки из рыжья,
серьги из перламутра.
А у меня -- слеза,
жидкая бирюза,
просыхает под утро".

"Носи перстенек, пока
виден издалека;
потом другой подберется.
А надоест хранить,
будет что уронить
ночью на дно колодца".

а теперь лег и умер.

@темы: паштоўкі ад мертвых птушак, стихи

15:18 

Ничто не может отнять меня у меня.
Потеряла кольцо и решила навести порядок в полках: вдруг найду?
Среди десятка блокнотов, открыток, марок и нетронутых конвертов нахожу один конверт, наполненным чем-то.
Внутри лежит копия бланка EMS-посылки, чек предъявителя на имя Д. и черновик моей новогодней зарисовки.

Итог: заварила чай с медом и плачу в него.
Ненавижу чай с медом.

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя

21:31 

итак, товарищи, мы снова на дне

Ничто не может отнять меня у меня.
я захожу на фикбук случайно: найти в списке читателей страницу Л. к концу посещения я забываю о том, что Л. была нужна.
я захожу на фикбук случайно и понимаю, что что-то не так.
чем дольше я ищу имя в списке, тем меньше кислорода поступает в легкие.
чем дольше я ищу имя, тем больше убеждаюсь, что не хочу знать, почему оно исчезло.

как давно это произошло?
эффект Трайден бьет меня под колени.
незнание сохраняло мне жизнь... сколько?

@темы: цианид в студию

14:30 

Боско

Ничто не может отнять меня у меня.
5:34
Я просыпаюсь и какое-то время с ужасом вглядываюсь во тьму. 1 апреля жизнь решает, что показать мне сон с ее участием - отличный розыгрыш. Я не могу двигаться и потому просто жду, когда станет так плохо, что вдохнуть придется.
6:20
Я уже знаю, что у меня температура. Что я брежу. Что сегодня я никуда не пойду. Сдам работы, написанные из-под палки, но не выйду из дома.

Это такая традиция - игнорировать день розыгрышей.

Моя жизнь похожа на бесконечный фанфик hurt/comfort. Только вторая часть все никак не наступит.
Сегодня день Молко.

Passive Aggressive
Narcoleptic
Running Up That Hill
Soulmates Never Die
и в конце всегда Bosco

*
- Every time I rise I see you falling.
- Ты вполне могла бы заменить Молко.
- Мне кажется, кто угодно может сойти за Молко. В нем нет ничего выдающегося.
Против этого у меня аргументов нет. Быть Молко не так и сложно, нужно просто уметь заламывать руки и реветь, повторяя
When I get drunk, you take me home

Но это на самом деле не дно. Дно - это после Пласибо включить песни на белорусском и получить еще два гвоздя в грудную клетку. Один за текст, второй - за единение с Родиной.
Бывай,
Трымай нос па ветру,
Не губляй свой ветраць

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя, налейте Франсуазе еще стопку - мы сегодня грустим

00:55 

апрель. достать колес и плакать.

Ничто не может отнять меня у меня.
Не люблю апрель. Раньше в нем было много радости. Больше, во всяком случае, чем сейчас.
Список дел на этот месяц превышает список моих возможностей.

5 апреля - день большого дедлайна: три статьи (одна из которых - ох, как смешно, жизнь! - про суицидальные наклонности).
7 апреля - нужно сдать первый проект и отработать репетицию.
9 апреля - последний этап многоборья.
21 апреля - проекты "медыяазбукі".
Где-то так же близко затесались три рт.
14 апреля я планировала постараться просто пережить этот день. «Завести машину и запереться; поливальный шланг прикрутить к выхлопной трубе, протащить в салон. Я не знаю другого средства, чтоб не думать о ней, о смерти и о тебе». Однако нет: необходимо снова выйти на сцену и страдальчески прочитать Танка. То самое стихотворение для Москвы.
В моем кольте, блядь, нет больше пуль для таких новостей.

@темы: подайте мне кольт, все круги по Данте, дни нашей жизни

11:40 

Пользователь обновил фотографию на странице - лечь на пол и не двигаться

Ничто не может отнять меня у меня.
Впервые за много месяцев я просыпаюсь в выходной в 8 утра и мой мозг не говорит мне: "Линда, ради всего святого, поспи еще. Хватит работать". Напротив, разум активно агитирует меня встать и начать делать хоть что-нибудь, лишь бы только не чувствовать этот страх бездействия. Я отлично знаю это чувство. Я ждала и опасалась его долгое время. Голову словно пронзают сотни маленьких игл для вышивания, но я упорно накрываюсь одеялом с головой и сжав зубы жду звонка сначала второго, потом третьего, потом четвертого будильника.
В 8.36 я окончательно проигрываю борьбу со своим инстинктом самосохранения, скатываюсь с постели и иду делать чай. Нужно написать конспект по билингвизму, сочинение и снова постараться пережить встречу. Не время для приступов паники. Совсем нет.
В какой момент поездка к редактору стала для меня необходимостью, а не удовольствием? Наверное, в тот, когда я поняла, что эта часть моей жизни вертится вокруг языка, вокруг своих личностных проблем. Работать в журналистской сфере, но не быть журналистом - неплохая позиция на ближайшую десятилетку, да кого ж она волнует в данных реалиях, детка? Даже твоя мать оставляет свои ожидания и понимает, как далеко это зашло, только тогда, когда ты орешь от боли и усталости у нее на коленях.
Но сейчас это хорошо: как минимум восемь часов этого воскресенья я не имею права думать о своих деструктивных решениях.

@темы: дни нашей жизни, сердце Данко горит напрасно

16:18 

предал себя и живи с этим

Ничто не может отнять меня у меня.
По пути домой я долго думаю о том, сколько во мне есть желания жить. Две недели назад я купила нож для бумаги явно не для использования по назначению. Мне хочется сесть в белом пальто на грязный асфальт. Я отчетливо понимаю, что хочу этого. Однако все еще не достаточно сильно, чтобы действовать. И поэтому я вынуждена говорить себе "Это еще не конец. Поднимайся и живи". Я сознательно жду момента, когда можно будет отпустить себя, воткнуть нож в ладонь и провести до локтя, до плеча, до уха. Тогда уже будет плевать, год я продержалась без селф-харма или полгода.

Дома прихожу к спальню к матери и кладу голову ей на колени. Плачу навзрыд. Приходится придумывать много историй про учебу, чтобы оправдать это. Уже в ванной я слышу голос из комнаты:
- Ты плачешь так, будто у тебя мир остановился.
В этот момент мне хочется схватить бритву и полоснуть себя по лицу. Она даже не представляет, насколько была близка к моим ощущениям.
Носить в себе чувства, которые не нужны адресату, - это значит слишком хорошо ощущать омоним "преданный" в обоих его значениях.

Я сдаюсь и снова пишу стихи. Этот поезд сошел с рельс и на полном году несется прямо в бетонную дамбу. Столкновение неизбежно. Прорыв дамбы, как и взрыв поезда, - тоже.



Ты – моя женщина Модильяни*,
О которой, трезвою и по пьяни,
Неизменно с утра молюсь.
Напиши от грусти, от боли, струсь!
Я не рисую глаз твоих, не пишу картин.
Я лингвист, я поэт, я имя твое
пропущу сквозь строку секстин.
Испытай это, закуси свободу,
Ворвись, наконец, ввысь!
Испытай это и вернись.
О тебе – ни строчки больше, так обещала.
Но тоска берет за грудки,
жмет меня клещами.
Подойди мне, полюби,
закрой меня, заслони.
А впрочем…
Живи. Боже тебя сохрани.


*Женщину Модильяни звали Жанна Эбютерн.

L.Krasnova

@темы: Грейс и ее печатная машинка, моя Гренландия останется ждать тебя, при участии Красновой, стихи, цианид в студию

12:10 

Ничто не может отнять меня у меня.
Диплом второй степени. Я беру на олимпиаде МЭСИ диплом второй степени и почему-то совершенно этому не радуюсь.читать дальше Наверное, чтобы в этом действе был толк, я должна позвонить своему учителю и услышать: "Я довольна тобой. Ты работала не зря".
Вообще, это отвратительно - постоянно требовать от мира подтверждение твоих действий. Как будто я жить не могу без ярких листков с надписью "призеру олимпиады", "участнику международной конференции", "лауреату конкурса чтецов". И еще более жутко то, что жажда абсолютной победы не подстегивает меня. Гордость людей, которые готовили меня, которые верили в меня, - да. Это не чистый перфекционизм. Это тотальное неверие в свои возможности.
Работай больше, читай больше, учи больше. И, может быть, тогда ты сможешь быть лучше.
Лучше всех? Лучше себя.

А теперь к новостям с полей: Никита вернулся. Спустя год он вернулся так легко, как будто мы все это время неразрывно общались.
флешбек в февраль 2014

Вчера я попросила его сходить на День открытых дверей в ИЖ за меня. Сходил. Ему понравился факультет "Информация и коммуникации", Он хочет поступать туда.
А еще он хочет пойти в магистратуру, защитить докторскую по психологии. Я восхищаюсь им. Снова. Так, как восхищалась, когда он говорил о своей страсти к фотографии.
Я помню руки.

- Это такая программа "максимум" на жизнь?
- Это программа "Вечное саморазвитие и одиночество".

Я вспомнила, что хочу после литработы пойти за второй вышкой на славянскую филологию.
Катерина и веб-журналистика, Никита и инфоком, Юлиана и литработа. Мой маленький Отряд Дамблдора.

@темы: дни нашей жизни, давайте делать паузы в словах

21:32 

Ничто не может отнять меня у меня.
За последний год я столько раз написала, что если это произойдет, то убьет меня, что стоило бы уже занять место на кладбище. Весьма разумная мысль, если вспомнить о том, сколько попыток вырезать себе вены и развесить кожу по стенам было за это время. (Не в последние пять месяцев, но все же достаточно.)
Самое страшное вовсе не то, что это произошло, а то, что это меня не убило. Я просыпаюсь, потому что надеюсь, потому что жду. Это такая детская упорная надежда на возвращение. Право, я в пять лет не была так наивна, как сейчас.

Боже, девочка, ты такая дура, что мне уже даже не смешно.

@темы: сердце Данко горит напрасно, моя Гренландия останется ждать тебя

20:41 

нельзя забывать?

Ничто не может отнять меня у меня.
Я смотрела Последователей и где-то между сериями взяла блокнот и стала писать "Д. любит/не любит это...". Страницы, страницы, страницы. У меня колоссальная память на текст. Жизнь вообще несколько осложняется, когда в голове у тебя периодически мелькают отрывки разговоров.
О каком исправлении можно говорить, если я до паранойи впиваюсь ногтями в свои эмоции и воспоминания? И даже когда ослабляю хватку, эффект остается прежним.
Лейтмотив этих выходных: никогда не знаешь, что вспомнишь и когда.

Придется ввести новый тэг для текстовой аутоагрессии.

@темы: моя Гренландия останется ждать тебя

00:05 

Ничто не может отнять меня у меня.
Сначала в этом дне было что-то таинственное, а потом он превратился в странную кутерьму встреч.

Лесопарк в одиннадцать утра не многолюден, тих и очень холоден. На улице +4. Я пью горячий чай с мятой и дрожащими пальцами буквально сдираю с себя одежду. Стоять на иголках, ветках и еще черт знает чем не очень удобно, но мне так холодно, что воистину плевать. Пока Ю. размазывает по моим ребрам и ключицам гуашь, я разряжаю обстановку неумелой шуткой про самые близкие контакты с моим телом. Мы смеемся и размышляем о том, что завтра я заболею, а сегодняшняя фотосессия продлится не больше двадцати минут. (в итоге мой во всех смыслах красочный перфоманс совершается на протяжении часа без учета "одетых" фотографий.)

Я отлично знаю, как мало времени у меня есть. Тем не менее я успеваю идеально запомнить третий раздел 8 класса и получается даже не опоздать к репетитору. Следующие два с половиной часа мы обмениваемся мнениями по поводу российских царей и легитимности требований шляхты. Во мне просыпается интерес к этому дню. Чувствую, что в пропасть в настроении после лесопарка спустили веревочную лестницу.

Это и правда оказывается так: мне звонит любимый учитель и приглашает на чай. Я заглядываю всего на минутку отдать книги, но лишь через полтора часа понимаю, что на улице безнадежно стемнело, а меня ждут дома. Это разговор двух филологов. За ним я даже не замечаю, как кусок за куском ем торт (в мире немного тортов, отвечающих моему ГОСТу сладости, и он явно не отвечает требованиям).
- Мои внуки не языковеды.
Эти ее слова расстраивают меня. Мне снова хочется вернуться во время олимпиадной подготовки, когда русский язык значил все. Безусловно, теперь он точно значит для меня все, ибо больше опираться не на кого и не на что.
На прощание я обещаю ей, что буду звонить, заходить на чай и приносить свои работы.
На улице, как и всегда, меня окутывает ощущение беспричинной легкости. Я могу сделать все и даже больше. Я могу пережить все.
Утром это пройдет, но сейчас моя жизнь в этом мгновении, в этом дне. Дне, когда люди не успели сделать мне больно, но смогли подарить немного радости.

@темы: дни нашей жизни

18:34 

Ничто не может отнять меня у меня.
На остановке совершенно неожиданно я встречаю Илью. Он, оказывается, выключил телефон и все же пришел на курсы. Сегодня их отменили.
Мы обсуждаем прогулы, занятия, конференции, поездку. Наконец, наступает время для вопроса, который должен был быть задан им или Полиной:

- А как вы с ней там?
- За неделю до того как я приехала, мы...
- Оу.
- Окончательно и катастрофически печально.
- Кошмар. Ты надеялась, ты все равно поехала. И как ты...?
- Давай ты не будешь сыпать соль на мои открытые переломы?

Мне нравится Илья. Он невероятно добродушный, умный и веселый. И мне жаль, что я не могу объяснить ему некоторые вещи, которые нужно знать.
Возможно, когда-нибудь он найдет ответы на свои вопросы. А пока - оставим мои раны за пределами диалогов.

@темы: сердце Данко горит напрасно

07:24 

Ничто не может отнять меня у меня.
Она говорит, что я приехала какой-то другой: готовой увидеть больше эмоций, готовой принять больше жизненных данностей. И я весь день чувствую радость от этих ее слов. И я весь день, как тот зайчик на батарейках, бегаю по городу и делаю то, что мне нравится.

А потом прихожу домой... и плачу до тех пор, пока не получается уснуть. Заберите у меня медаль и снимите с пьедестала - это безоговорочное фиаско на финишной прямой.
Давно пора было уяснить это: если ты не срываешься где и когда попало, это еще не значит, что ты контролируешь ситуацию.

@темы: налейте Франсуазе еще стопку - мы сегодня грустим

11:20 

Ничто не может отнять меня у меня.
Чувствую себя идиоткой. Человек, который пьет анальгетики со времен первой операции, должен был знать об этом.
Таблетки, которые я принимала в Москве, нельзя употреблять больше одной за раз - я принимала по две. Среди побочных эффектов: головная боль, одышка, скачки давления, снижение быстроты реакции и концентрации внимания. Полный набор моей ненависти к городу в одном флаконе, который я создала сама.
Этот момент, когда Москва не виновата в том, что мне в ней плохо.

@темы: в моем стакане смерть

22:24 

Ничто не может отнять меня у меня.
После Москвы Минск кажется…

Я иду по проспекту с Л., совершенно по-новому смотрю на здания в центре и улыбаюсь Минску. Он убивает меня, но это мой город. Город, в котором моя музыка и его архитектура, – это единое целое. Город, в котором мне больно, но это меня не пугает.
Мой терапевт говорит, что нужно опираться на ресурсные вещи. Вот я съездила в город, который дал мне много смеха, работу, позволил познакомиться с интересными людьми и проявить себя. Словом, у меня есть много социальных профитов от Москвы… и один громадный проеб. Я пытаюсь делать акцент на прекрасных книгах и людях, но слишком хорошо знаю одно: я еще долго не смогу простить себе нашу не-встречу.

…одеялом. После Москвы мне – запуганной девушке с замерзшими руками – Минск кажется одеялом и чаем в «родной» кружке.

@темы: дни нашей жизни

09:54 

только в поезде Москва-Минск я не могу спать

Ничто не может отнять меня у меня.
В поезде - плакала.
22 раза сказать "Белоруссия" и один раз - "Беларусь". После концерта я ловлю девочку, которая произносит это впервые, со слезами на глазах благодарю и обнимаю.
Мальчик пел о Москве - хотела плакать от умиления.
Женщина, в чьей семье я живу, - филолог. Старшая ее дочь учится в меде, а младшая не мешается под ногами. Я зря боялась. У них хорошо.

От напряжения и Москвы болит голова. +4 таблетки анальгетиков.

Хлеб на фабрике очень весело переворачивается.
Мне нравится "Своя игра", потому что я умная и азартная.
Мы много работаем с принимающей школой - это увлекает меня.
Но вечером снова становится плохо - идет кровь носом. Так вот что нужно было сделать, чтобы эта собака перестала меня остерегаться и подошла к дивану.
Принимающая семья дарит мне книгу и спазмалгон. +4 таблетки.

По возвращении с обзорной экскурсии ноги у меня болят так, что я не сразу замечаю другие сбои в организме.
Наклоняюсь поднять книгу - идет кровь носом. Опять.
В баре, где я последней раз провожу время с семьей, болит голова. Анальгетиков в сумке нет.
Парень ждет меня уже четвертый час к тому моменту, когда я подъезжаю к метро. Он счастливо отдает мне рюкзак-передачу Л. и подарки для меня. +2 таблетки темпалгина.
Между тем, я начинаю всерьез думать о смерти: найти время для него и всего лишь отправить смс Д. (Л. все еще считает это правильным поступком. Я - последней вещью, которую я делаю ради чьей-то спокойной жизни.)

На пути к вокзалу мы включаем радио и втроем поем. В этом есть что-то приятное и веселое.
В свете сотен гирлянд Москва становится... теплой, в определенной степени даже волшебной. читать дальше или не читать

@темы: дни нашей жизни, сердце Данко горит напрасно, моя Гренландия останется ждать тебя

главная